тренинг центр тамары томиной

день №15
От куда у самоедства ноги растут?
Психология маленького ребенка не включает такой ядовитой составляющей, как чувство вины, или аутоагрессия.
В бедах малыша всегда виноват кто-то внешний.
Стул, который неудачно подвернулся на пути, слишком горячая чашка, которая не успела остыть, пока он тянулся к ней ручонками, и т. п. Однако мы очень быстро понимаем, что наказать стул, чашку и маму получается отнюдь не всегда.
И чем дальше – тем сложнее: мы становимся старше, и нам уже не позволяют швыряться предметами-обидчиками и кричать во весь голос.
Тем не менее заряд обиды, полученный при столкновении со стулом, требует выхода. В итоге зачастую он обращается на себя.

Эти самообвинения вольно или невольно поддерживают раздраженные взрослые, которые походя роняют фразы: «Не будешь так скакать!» или «Будешь знать, как носиться сломя голову!» Естественные жизненные неприятности связываются в нашем сознании с ощущением своей вины или нехватки ума/ловкости/силы.

Взрослый человек, как правило, уже может отделить мух от котлет, то есть те проблемы, за которые он несет ответственность, от тех, причина которых – в обстоятельствах.

Но только если у него нет устоявшейся привычки к самообвинению или самоуничижению.

Как у той же «Золушки» – Марии, о которой я рассказывала выше.

Или как у другой моей знакомой Ириши, чье выражение лица лучше всего описывает слово «несчастненькая».

При этом она никого не винит.
Просто считает, что вот такая неудачная она родилась: толстая, не очень умная, ничем не одаренная, а главное – совершенно безвольная.

Есть две крайности, свойственные инфантильным людям.
Первая – не брать ответственность за свою жизнь, считая внешний мир и окружающих людей источниками собственных неудач.
Другая – считать себя самого виновником всех проблем.

На самом деле и то и другое – проявление незрелого детского мировоззрения. Сознание ребенка всегда эгоцентрично.
Как, например, годовалый малыш играет в прятки? Ему достаточно закрыть лицо ладошками, и он считает себя спрятавшимся.
В его представлении если он закрыл глаза, то темнота упала на весь мир.
Так что если мы берем на себя ответственность за все происшествия в нашей жизни, это почти такой же инфантилизм, как в случае, когда мы по-прежнему считаем виновником синяка на коленке стул и никого больше.

Нормальное положение – золотая середина.
Взрослый здоровый человек способен брать ответственность за свои поступки, но при этом отдает себе отчет в том, что он не всевластен.
Иногда обстоятельства сильнее нас. А порой мы сталкиваемся с таким проблемами, к решению которых еще не готовы. Словом, ситуации бывают очень разные. И в любом случае постоянное самобичевание не приносит никакой пользы, кроме создания повода для сочувствия окружающих.
И то не всегда.
Как с работать с самоедством
Перед вами каждый раз стоит выбор: продолжать бередить рану либо подойти к ней как лекарь – обработать, прижечь и сделать выводы.

Моя личная работа над ошибками всегда начинается с того, что я вспоминаю слова моей учительницы йоги.
– Ваши ошибки – ваше богатство! – повторяла она. – Ошибки дают вам шанс на изменения.
Ошибки означают, что в нашей жизни есть движение, есть прогресс.
Если вы никогда не ошибаетесь, это означает одно из двух: либо вы этого просто не замечаете, либо вы не живете.
Каждая ошибка – это урок, который можно выучить или пропустить.
Иногда нам приходится наступать на грабли не один раз, чтобы усвоить закон их работы.
Но винить в этом себя бессмысленно: каждому из нас нужно определенное время, чтобы освоить тригонометрию или выучить китайский язык.
С уроками жизни все обстоит точно так же: некоторые знания мы схватывает на лету, а другие повторяем много лет.
В связи с этим хочу раскрыть вам секрет, который мне достался в наследство опять же от моей учительницы йоги: ошибок на самом деле не существует.

То есть они существуют, например, в школьных тетрадях.
Или в наших сообщениях «ВКонтакте», когда мы торопливо набираем их одним пальцем с телефона. А вот совершить ошибку в жизни невозможно.

Мы называем ошибкой тот поступок, который вызывает у нас чувство вины, запоздалое сожаление или мысли о том, что «на самом деле надо было сделать иначе». Но в данном случае это лишь ловушка нашей психики.
Ошибки существуют, когда есть четкие правила, которые мы нарушаем.
Если мы точно знаем, что парашют пишется через «ю», а слово «кофе» – мужского рода, то все другие вариации будут ошибками.
Однако как только появляется допущение о возможном употреблении кофе в среднем роде и о написании парашюта через «у», то понятие ошибки теряет прежние очертания.
То есть чтобы говорить об ошибке, мы должны иметь однозначные представления о «правильности».

На каждом этапе своей жизни мы поступаем так, как можем поступить в данный конкретный момент времени – в силу имеющихся убеждений, норм, представлений и прочего набора, влияющего на наши решения.

«Если бы я повела себя иначе!»,
«Если бы тогда не сказала этих слов!»,
«Если бы…»
Фразы, начинающиеся с этих слов, мучительны, как головная боль.
Они напоминают о том, как все могло быть хорошо в альтернативной реальности, с которой мы чуть-чуть разминулись.
Сожаление – одна из самых мучительных форм нашей связи с прошлым.
И одна из наиболее трудно рвущихся.
Что может помочь обрезать эту пуповину?

Во-первых, стоит напомнить себе, что альтернативной реальности на самом деле нет. Вы не могли поступить иначе, чем поступили, потому что к этому вас вела вся предыдущая жизнь. Вы выбрали именно этот поворот на развилке, поскольку пока не были готовы к другому.
– Я же говорила ей, чтобы она с ним не связывалась! – сокрушалась одна моя подруга по поводу другой.

– Все так. Но ты пойми, что наши мозги и психика отнюдь не всегда действуют заодно!
И очень трудно заставить себя принять то решение, к которому не готов психологически.
К сожалению, даже понимание того, что «так не надо», не всегда спасает нас от любимых граблей.
На каждом этапе нашей жизни мы совершаем выбор, исходя из существующего у нас на этот момент мировоззрения, состояния психики, ментальных и духовных возможностей. Как история в целом, так и история нашей собственной жизни не знает сослагательного наклонения.
Мы не можем вернуться в прошлое с преимуществами настоящего – нынешним опытом, накопленной мудростью и другими бонусами взросления.
Но мы сегодняшние получились такими, какие есть, в результате всех прошлых действий в совокупности – даже самых неудачных с нашей точки зрения.
Во-вторых, нужно извлечь максимальную пользу из сложившихся обстоятельств.

Встать в позицию наблюдателя и подвести итоги той ситуации, которая является источником сожалений.

Надеть суровые профессорские очки и собрать сухой остаток максимально трезво и рационально.
Можно даже по пунктам: во-первых, во-вторых, в-третьих…
Записать эти выводы в блокнот или файл.
И закрыть его.
Да, это легче сказать, чем сделать.
Выйти из вовлеченности, встать над ситуацией и заняться анализом вряд ли получится сразу, пока живы яркие эмоции.
Сначала нужно пройти другие стадии – прожить гнев, разочарование, досаду.
Пережить и отпустить эти чувства. Но часто даже когда боль уходит, сожаление еще тянется навязчивыми щупальцами из прошлого.
И пока мы их не обрубим, прошлое будет жить в нашем настоящем.
Взгляд «над ситуацией» придает определенный смысл случившемуся: боль и потеря перестают быть просто болью и потерей, а становятся новым обретенным опытом.
Любая ситуация из провальной, постыдной и ошибочной становится учебной.
А это не так уж мало.
Собственно, все происходящие в нашей жизни события могут стать либо трясиной стыда, обид и сожалений, в которой мы будем вязнуть, либо мостками через эту топь к дальнейшей жизни.

Задание:
Напишите пожалуйста моменты в жизни свои, за которые вам стыдно, и вы постоянно себя "едите" за этот поступок
Made on
Tilda